Книготорговая Компания «ТрейдБук»
(495) 649-89-74
 

Издательская группа «Азбука-Аттикус» - Лиза Смедман «Жертва Вдовы»

03 Ноября 2010

Издательская группа «Азбука-Аттикус» - Лиза Смедман «Жертва Вдовы»

Серия «Forgotten Realms» (Забытые королевства)

Автор: Смедман Л.

Перевод с англ.: Е. Ластовцевой

Название: Жертва Вдовы

Изд-во: СПб.: Фантастика СПб, 2011

Страниц: 352 с.

ISBN: 978-5-9565-0180-1

Формат: 84x108/32

Тираж: 4000

Тип обложки:

 

Богиня Ллос завершила свое Молчание и вступила в борьбу с другими божествами за души дроу. Жрицы Эйлистри отчаянно сражаются с неведомыми врагами, которые похищают души их сестер. В этом им мог бы помочь Лунный Клинок, но он пропал на Дне Дьявольской Паутины. Каватина Ксаранн, воительница Эйлистри, отправляется на его поиски в сопровождении... самой Госпожи Покаяние, когда-то носившей имя Халисстра Меларн, Избранной Эйлистри. Побежденная в неравном бою и превращенная мстительной Ллос в ужасного монстра, Халлистра еще смеет надеяться на помощь Эйлистри и освобождение от страшной оболочки, в которую заключила ее Паучья Королева. Судьба сталкивает бывшую жрицу с родным братом, который уцелел после разрушения их родного города Чед Насада. К’арлайнд Меларн пытается найти свое место в меняющемся мире, но его не прельщает перспектива вновь подчиняться власти женщин-дроу, даже если те поклоняются не Паучьей Королеве, а Эйлистри.

 

 

 

Пролог

Два божества смотрели друг на друга сквозь огромные врата меж своими владениями. Ллос и Эйлистри, мать и дочь. Богиня тьмы и жестокости, богиня добра и света.

Эйлистри стояла в лесу, залитом лунным светом. Ветви, усыпанные бело-голубыми лунными камнями размером с яблоко, сплетались над ее головой. Богиня была нага, ее серебристо-белые волосы до лодыжек обтекали ее бархатисто-черную кожу, словно потоки жидкого лунного света. Два меча плавно скользили в воздухе - один над другим. Их серебристые клинки мягко вибрировали внутренней музыкой, словно женские голоса в бесконечной песне. Немногие жрицы, собравшиеся прямо за ней, могли лишь со слезами вымолвить, что это неописуемо красиво. Ее глаза врезались в память смертных - ирис в голубом, неуловимая вспышка внутри лунного камня.

Ллос, богиня пауков, сидела на черном железном троне, выпуклом, как и ее брюхо, полное яиц, поддерживаемом восьмью членистыми ногами. Над ней вопили истязаемые души, заполонившие кипящее черно-пурпурное небо. Ллос была в образе дроу - но это было лишь одно из восьми воплощений богини после завершения ее Безмолвия. На ее эбеновые плечи было накинуто одеяние из паучьего шелка, искусно вплетенное в ее волосы цвета слоновой кости. Когда она говорила, крошечные красные пауки лились из ее рта и свисали на губах, к ак тончайшая паутина, колышущаяся в смрадном ветерке. Глаза сверкали красным пламенем Ям Паутины Демонов, но это были единственные пятна света на ее теле. Тьма обволакивала ее, словно плащ.

Меж двумя богинями, разделенными вратами, была игровая доска сава. Формой как паутина, со вплетенными пластами живого дерева - одновременно и часть Мирового Древа, и вырванные из него куски - доска парила, поддерживая внутренним волшебством. Игра, идущая на ней, шла столько, сколько дышал мир смертных. Сотни тысяч игровых фигур покрывали круглую доску, большинством из них были Рабы. Было и несколько тысяч более желанных фигур: Жрицы, Маги, Воины.

Обычного распределения на белых и черных здесь не было. Все фигурки Ллос были черными, как эбеновая кожа дроу, также как и большинство фигур Эйлистри, но богини знали свои фигуры на ощупь. В каждой из них была душа смертного.

Ллос сидела неподвижно, слегка повернувшись - это был результат ее самоналоженного Безмолвия. За это время Эйлистри получила очень многое. Впервые за множество эпох она почувствовала уверенность в победе, так что когда Ллос пошевелилась и предложила ввести в игру дополнительную фигуру с каждой стороны, интерес Эйлистри был задет.

- Какого рода фишки? - осторожно поинтересовалась она. Ее мать, помимо всего остального, была еще и коварной.

- Мать.

Эйлистри глубоко вздохнула:

- Войдем в игру сами?

Ллос кивнула.

- Битва насмерть. Победитель получит всe, и пусть Ао будет свидетелем нашего пари. - Она одарила дочь ядовитой улыбкой. - Ты согласна на такие условия?

Эйлистри колебалась. Она посмотрела на доску, на лице ее смешались жалость, глубокая печаль и надежда. Это поможет поставить точку, подумала она. Раз и навсегда.

- Я согласна.

Ллос улыбнулась.

- Тогда начнем. - Ее руки смяли тьму и злобу, придав им форму полночно-черного паука - одного из восьми ее воплощений. Она поместила его на доску в центр своего Дома.

Эйлистри собрала лунный свет луны в светящееся подобие себя и разместила его в центре своего Дома. Сделав это, она посмотрела вверх... и увидела нечто поразительное. Ллос больше была не одинока. Знакомая фигура присела справа от ее трона: огромный паук с головой мужчины-дроу - полубог Селветарм, Чемпион Ллос. Он положил свой меч и булаву и, соткав своe подобие, поставил его на доску около фигурки Матери Ллос.

- Несправедливо! - закричала Эйлистри.

- Испугалась? - усмехнулась Ллос. - Желаешь сдаться? - она подалась вперед, словно желая собрать фигурки с доски.

- Никогда, - ответила Эйлистри. - Я ожидала этого от тебя. Играем.

Ллос откинулась на своем троне. Она поглядела на доску, потом небрежно продвинула по ней фигурку. Раб, лицо которого скрывал капюшон пивафуи, держал за спиной кинжал. Лоскуты паутины с рук Ллос цеплялись за фигурку, затем оторвались, едва она отпустила ее, заставив медленно покачиваться.

Ллос лениво развалилась на троне:

- Твой ход.

Какое-то движение позади Ллос привлекло взгляд Эйлистри. Фигура, скрывающаяся в тени ее трона. Красивый изящный мужчина-дроу, нижняя часть лица которого была скрыта мягкой черной маской - брат Эйлистри, Вараун. Поставил ли он тоже фигурку на доску - и если да, то на чьей он стороне? Он был большим врагом как Ллос, так и Эйлистри.

Возможно, он хотел всего лишь отвлечь ее.

Не обращая на него внимания, Эйлистри изучала доску сава. Теперь она увидела, почему брат хотел отвлечь ее внимание от игры. Ллос только что сделала глупый ход, оставивший фигурку ее Раба совершенно открытой. Ее легко можно было взять одной из фигур-Магов Эйлистри - фигурой, вошедшей в игру совсем недавно. Она сняла Мага с доски, взвешивая рукой его силу и волю. Потом она двинула его по доске и остановила, столкнув фигурку Ллос.

- Маг берет Раба, - объявила Эйлистри. Тонкими пальцами она сняла фигурку Ллос с доски. Ее глаза расширились, едва она поняла, что это было. Это был не Раб.

Ллос наклонилась впер ед, ее глаза сверкнули: «Что?» Ее сжатые кулаки ударили по подлокотникам трона: «Это не то место, куда я поставила...»

Она взглянула за свой трон, но Варауна там уже не было.

Эйлистри спрятала улыбку, поскольку Ллос снова повернулась к доске, лоб ее был нахмурен. Потом хмурость резко исчезла. Королева Пауков засмеялась, свежий поток пауков вырвался из ее губ.

- Плохая работа, дочь, - сказала она. - Твой необдуманный ход открыл путь прямо к сердцу твоего Дома.

Ллос наклонилась вперед, потянувшись за фигуркой Воина, которую поставил на доску Селветарм. Она двигала ее по линии, ведущей к Матери Эйлистри. За игрой пристально смотрел Селветарм, его глаза злорадствовали, оружие он держал скрещенным перед своим паучьим телом.

- Ты проиграла, - злорадствовала Ллос. - Твоя жизнь утрачена, и дроу теперь принадлежат мне. - Еe глаза сверкнули триумфом, она занесла фигурку над доской. - Воин берет...

- Стоп! - вскричала Эйлистри.

Она достала пару костей, лежащих на краю доски сава. Два идеальных октаэдра из черного обсидиана, каждый со вспышкой лунного света внутри: искра света Эйлистри в темном сердце Ллос. Кости были помечены разными числами на каждой из граней. На одной было брюхо паука с вывихнутыми лапами.

Кости стучали в сложенных чашечкой руках Эйлистри, словно настоящие кости, гремящие на страшном ветру.

- Один бросок за игру,- сказала она.- Я требую его сейчас.

Ллос помедлила, фигурка драйдера-Воина почти скрылась под лохмами паутины с ее пальцев. Секундная растерянность блеснула в ее красных глазах и исчезла.

- Бессмысленный бросок, - ухмыльнулась она. - Один шанс против двух пауков высок настолько же, насколько глубок Абисс. Кореллон, вероятно, простит наше предательство и позовет нас в Арвандор, если ты сделаешь этот бросок.

Гнев горел в голубых глазах Эйлистри

- НАШЕ предательство? - выплюнула она. - Это было твое темное волшебство, опутавшее мой разум.

Ллос выгнула бровь:

- Но всe же ты приняла изгнание без возражений. Почему?

- Я знала, что будут и такие дроу, которых, несмотря на твою порочность, можно вовлечь в мой танец.

Ллос села обратно на свой трон, все еще держа фигурку Воина. Она презрительно махнула рукой, и нити паутины затрепетали вместе с ней.

- Прекрасные слова, - сказала она с бесконечным презрением, - но пришло время завершить этот танец. Делай свой бросок.

Эйлистри держала перед ней свои руки, сложенные лодочкой, словно у молящегося, мягко мешая в них кости. Закрыла глаза, протянула руки над доской сава и позволила костям упасть.

 

 

Версия для печати Версия для печати

 

Архив новостей


Новости
все категории
Любимым клиентам - книги оптом!
Valid XHTML 1.0 Transitional